Евгений ШЕСТАКОВ. Авторский сайт

главная
об авторе
гостевая книга

письмо автору
карта сайта
поиск по сайту
Дневник писателя
Спроси бывалого
Библиотека
Номерные сказки
Сплошной мат






Номерные сказки

Сказка №83

Это утро выдалось хлопотным в смысле непосредственного государственного надзора за государственным же хозяйством. Наскоро позавтракав кипяченой водичкой с сухариком — был зверский пост — его величество сразу же отправился на конюшню. Где среди немых конских взглядов долго размышлял, кому и чего бы такого дельного приказать.

— Овса, овса им поболе! — велел он подошедшему конюху, — И кнута. Ежели они что. Хорошенько за ими бди. Дабы в полной своей лошадиной силушке пребывали.

И, потрепав конюха по загривку, он подался в коровник. Где, прикрыв нечесанную бороду полой шубы — а была пара случаев говяжьего бешенства от испуга — молча понаблюдал за доярками. Румяные бабы, ласково напевая, были столь умелы в работе, что коровы сдувались практически на глазах. Проворные мужики столь ловко хватали и грузили на телеги бидоны, что царь крякнул от удовольствия. И направился в кузню. Где здоровенный мужчина бил молотом с такой силой, что подпрыгивали курившие на ящиках подмастерья.

— Ну что? — спросил государь, заглянув в глаза кузнецу. Тот аккуратно опустил молот, вытер литра три пота и мощным голосом доложил:
— Так что, величество-батюшка, бьем, куем, лупим без перерыву! К четверику, должно быть, в основе своей закончим. Ежели, конечно, раньше не обессилим.

И он утер со лба еще пару литров пота, обозначив на руке мускулы, более присущие быку, нежели человеку. И улыбкой пригласил царя повеселиться над тем, что такой могучий здоровячище как он может всерьез говорить о какой-то усталости. Его величество с удовольствием хохотнул. И спросил, крепка ли выйдет кольчуга. Парадная. Стальная. С золотыми прожилками и медной кованой вышивкой в виде двуглавого единорога. Ее изготовляли для к ближайшему юбилею его величества.

— Ежели копьем... Не, не взять. И мечом не взять. И стрелой. И щекотку, сколь ни пробуй, не пропускает.

Посмеявшись в кузне, государь отправился с визитом в курятник. В котором упитанные пернатые существа, сгрудясь вокруг кормушки, долбили носами в дно. Одно из них, петушьего пола, не признало в царе царя и, нагнув голову, стало подступать с явным намерением что-нибудь выклевать.

— Орел! — восхитился царь, — Зверь-птица! Ухожу, Петенька, ухожу! Не серчай. Денька через два мы тебя маненько осиротим. На пару подружек. Уж извини. А пока властвуй над ими, властвуй. Ох, красавец! Прямо хоть греб с тебя делай!

И государь, помахав петуху ручкой, проследовал дальше. В свинарник. В котором среди обыкновенных хрюкающих созданий тихо заплывали жиром две свиньи-рекордистки. Одна из них поросилась чуть ли не раз в неделю, принося весьма многочисленный и всегда образцовый приплод. А другая была славна тем, что под ней сломались уже пять весов. Строго указав свинарю на недопустимость курения в присутствии хоть и свинских, но все-таки детей, его величество на ощупь и визуально проверил качество корма и удалился.

Последним объектом утренней инспекции была почтовая голубятня. Сие учреждение, в силу его специфики, посещаемо было с зонтиком. На который то и дело капало сверху нечто, не нужное самим голубям. Убедившись, что птички накормлены и согреты, его величество обратился к ящику с самой последней почтой.

— Минут пять назад последний-то припорхал. Вот, все они, конвертики тут, батюшка, — доложил почтмейстер. Такой же неграмотный, как и царь. Но повадки служебных птиц знающий досконально.
— После ознакомлюсь, — рассовав по карманам письма, сказал царь. И уже собрался было идти. Но снаружи, за промерзшим окном голубятни, вдруг что-то громко затрепыхалось. Почтмейстер, изогнувшись вокруг царя, отворил окно и впустил голубя. Тот шмякнулся ему прямо в руки.
— Ишь, бедолага... Заледенел-от совсем, — почтмейстер отцепил от голубиной лапки свернутую в крошечный свиток срочную телеграмму и сунул птицу отогреваться за пазуху. А свиточек протянул государю. Сам не зная зачем, тот его распечатал. И замер.
— Чего-нибудь важное? — чуть погодя осторожно поинтересовался почтмейстер. Он, разумеется, прекрасно знал, что его величество не учен грамоте. Но он свято верил, что надежа-государь в случае нужды вполне способен понять смысл написанного не читая, просто силой монаршей воли.
— Сверьхсекретное, что-ли? — спросил почтмейстер и погладил пригретого на груди голубя. Один из заученных когда-то им назубок параграфов касался наиболее конфиденциальных посланий и содержал, в частности, и такие слова как "по прочтении немедленно уничтожить вместе с голубем". Правда, этот параграф пока что ни разу не применялся.

Государь же, уставясь на бумажку, молчал. Почтмейстер потерпел еще немного — и заглянул. И спустя секунды, необходимые для осознанья, замер в точно такой же позе.

На тонком пергаменте свитка не было написано ничего. Зато там было нарисовано. Череп, кости и дама бубен. Это было самое худшее из всех возможных посланий.


опубл.: 6 октября 2003

пред. след.

в архивотправить другураспечатать

иллюстрация добавить иллюстрацию
Стоит заглянутьЕфим ШИФРИН

Юмористический еженедельник БЕСЭДЕР

Виктор ШЕНДЕРОВИЧ

Киряем! - хороший юмор

© Е.В.Шестаков, 2002-2004. Все права на произведения, опубликованные на этом сайте, принадлежат автору. Любое копирование, перепечатка, коммерческое использование материалов без письменного разрешения автора является нарушением законодательства Российской Федерации.

разработка сайта: Студия ALT