Евгений ШЕСТАКОВ. Авторский сайт

главная
об авторе
гостевая книга

письмо автору
карта сайта
поиск по сайту
Дневник писателя
Спроси бывалого
Библиотека
Номерные сказки
Сплошной мат






Номерные сказки

Сказка №84

Грянувшая этим утром новость была столь же ужасной, сколь неожиданной. А в равной степени до определенного момента тайной. Экстренная дума, путаясь бородами, толклась в приемном покое, а государь с глазу на глаз беседовал в кабинете со специалистом.

— Бубновая, стало быть... — сжимая и разжимая кулаки, он ходил из угла в угол. Сердце его тоже тревожно сжималось и разжималось. — От ведь беда-то... От ведь... Что ни неделя, то напасть страшная! Ох, беда-а...
— Бубонная, твое величество, — поправлял его лекарь, — очень тяжелая форма. Изо всех сортов чумы самая коварная и смертельная.

И он вновь перечислил средства, обычно применяемые в случае вспышки данной болезни. Средств было очень немного: всеобщая молитва, поголовное покаяние, сжигание всего чумного, всех чумных и снова всеобщая молитва тех, кто остался. И так по кругу до одного из двух результатов.

— Что, неужели никаких лекарств нет? — безнадежным голосом спрашивал лекаря царь. Чума, как выяснилось, двигалась через степи с востока, откуда уже неделю дул сильный ветер. Она шла в виде большого серого облака, низко стелющегося над землей. И с каждой загубленной по пути жизнью облако становилось все больше. Позднее прилетела еще пара голубей — и с тем же известием. А потом сообщения поступать перестали.
— Нету, твое величество, никаких, — отвечал лекарь. — Наука пока бессильна. Разве что всем государством смыться куда-нибудь. Дак она и туда нагрянуть-то может. У ей виза всегда и везде имеется.

Царь отпустил лекаря и остался один. Почти. Если не считать страха, который черной тенью маячил в дальнем углу кабинета и оттуда трогал царя за сердце своей липкой прохладной лапкой. Мотнув головой, царь распахнул двери и вышел к думе.

— Говорите, бояре! — приказал он. Мгновенно выстроилась длинная очередь желающих отличиться. В соответствии со старшинством бояре подходили, кратко излагали и отходили. Царь слушал без каких-либо комментариев и никак не реагировал даже на самые оригинальные предложения.
— Печи потушить. Лампады погасить. Вещи поразбросать. Всем лежать где попало, притворяться мертвыми, не дышать. Как облако пройдет — встать, отряхнуться и жительствовать прежним образом. Лучший образец антимикробного поведения.
— Натаскать дров. Запалить костер. Огромный. Как облако чумное близенько подойдет — с другой стороны всем собраться и крепко дунуть. Общенародный противочумной огнемет.
— Чеснок наружно и внутрь в больших количествах всем. Каждое лицо дегтем. Ходить всем, включая баб, только с кольями, разговаривать громко и только матом. При появлении облака — на него кинуться. Экспериментальный метод биоблокады испугом.
— Всем временно состроить глупые лица. С оными ходить и чепуху дурацкую говорить. Рукава сзади позавязать. Пускать слюни. Как облако подойдет — встретить его хлеб-солью. Оно плюнет и в другие края здоровых искать пойдет. Универсальное средство профилактической идиотерапии.
— Винные подвалы открыть. Чарки раздать. Закусывать запретить. Минимальная доза на человека — две конских. К моменту появления облака достичь стопроцентного содержания алкоголя в крови. Затем облако окружить и дыхнуть. Упавших наземь микробов вножную перетоптать. Самый приятный из всех способов локализации эпидемий.

Над последним предложением его величество думал больше, чем над другими. Алкогольные традиции холодной страны и хорошая тренированность населения вполне позволяли применить его. Однако государь тут же прикинул, что такое будет вспышка чумы в сравнении с общегосударственной пьянкой, и заколебался. И вспомнил относительно свежие исторические события. Когда на прошлой масленой, гуляя и выпивая, народец столь разошелся, что не ограничился кулачным боем деревенька на деревеньку. Развеселые проспиртованные бойцы, перейдя толпою государственную границу, за один короткий вечер отметелили все мужское население четырех сопредельных стран. Во всех хрониках инцидент был назван "пьяной войной", а четыре сопредельных царя объединились в хмурую враждебную коалицию.

— Спасибо, бояре... — грустно поблагодарил сподвижников царь. И все поняли, что ни одно из предложений не будет принято. Нужно было срочно выдумать что-то из ряда вон выходящее.
— А чего тут выдумывать? Давным-давно все придумано! — раздался вдруг из-под трона резкий голос шута.
— В смысле? — свесившись к нему, спросил царь. Бояре навострили уши, а лекарь иронически про себя хмыкнул. Уж он-то знал, что такое чума и что такое летальная неизбежность. Людишки цепляются за жизнь, болезни цепляются за людишек, и все вместе тихо сползают в ямки. И противопоставить этой извечной неизбежности — нечего.

Шут выбрался из-под трона и пошептал царю на ухо. Оба они с сомнением глянули друг на друга.

— Хрен его знает... — покачав головой, сказал царь.
— Ее. — уточнил шут. И оба крепко задумались. От умственных усилий на голове царя слегка распаялась корона, а у шута на колпаке забрякали все бубенчики сразу.
— Ладно! — хлопнул себя по коленке царь, — Едем! Клин клином вышибают, как говорится. Глядишь, одна чума супротив другой да поможет!


опубл.: 13 октября 2003

пред. след.

в архивотправить другураспечатать

иллюстрация добавить иллюстрацию
Стоит заглянутьЕфим ШИФРИН

Юмористический еженедельник БЕСЭДЕР

Виктор ШЕНДЕРОВИЧ

Киряем! - хороший юмор

© Е.В.Шестаков, 2002-2004. Все права на произведения, опубликованные на этом сайте, принадлежат автору. Любое копирование, перепечатка, коммерческое использование материалов без письменного разрешения автора является нарушением законодательства Российской Федерации.

разработка сайта: Студия ALT