Евгений ШЕСТАКОВ. Авторский сайт

главная
об авторе
гостевая книга

письмо автору
карта сайта
поиск по сайту
Дневник писателя
Спроси бывалого
Библиотека
Номерные сказки
Сплошной мат






Дневник писателя

9 января 2005 г.

Наверно, я истинный патриот и герой. Ибо героико-патриотические сны мне снятся довольно часто. Прямо сериал. По заказу. Вчера вот вечером пошутил я шутку юмора о том, что в Японии со времен камикадзе сохранился кровавый дикий обычай. У них, когда хоронят военных, то салют не из винтовок в небо палят, а подбрасывают кверху гранаты. Сегодня ночью в порядке наказания эти самые военные и приснились. Взяли меня, как водится, в плен. Гражданского, безоружного. Мужиков каких-то на моих глазах шашкой исполосовали, подступились ко мне. А я вижу, как исполосованным мужикам-то нехорошо, и говорю японцам: "Ребята, давайте соблюдать правила. Вас вон сколько, я один, это не война, это казнь. А последняя просьба казнимого — закон для культурного палача. Будьте добреньки, не режьте вы меня. Застрелите". Им некогда со мной чикаться, по улицам вон еще сколько неполосованных мужиков бегает, но уважили. Офицер пистолет достал, выстрелил. Точно в темечко. Очень больно, но бестолку. Рикошет. Еще выстрелил. И опять. И тут я понял, что вполне могу за жизнь побороться. Хитростью и смекалкой. Главное — это не позволить гаду вспомнить про шашку. И говорю ему: "Давай я сам буду огонь тебе корректировать". И пальцем себе в лоб тыкаю. Он, дура, в палец целится и стреляет. С тем же эффектом. Пули попадают, но плющатся и валятся мне под ноги. Больно, но терпеть можно. Я ведь одежкой гражданский, но душой воин. А главное, вижу, что в руке у него не нормальный пацанский шпалер, а ихний японский "Намбу", одно из самых нелепых творений косоглазого человечества, дурацкая помесь маузера и детского пугача. Сколько справочников ни листал, более уродливой конструкции не видал. Чтоб меня, лауреата, из такого говна досмерти застрелить? Да ни в жисть! Короче, этот клоун в меня стреляет, я корректирую, пули валятся, скоро патроны кончатся и тогда он меня шашкой-то излохматит. И я ему говорю: "Не, так не получится. У твоего пистолета начальная скорость пули маленькая. Ты на месте лучше не стой. А на меня иди и стреляй. Тогда к скорости пули добавится твоя скорость". Он, идиота кусок, на меня идет и стреляет. Маленький такой япончик, худой, отдача на него сильней действует, чем на меня пуля. Короче, если бы не будильник, я б над ним как-нибудь еще надругался.

Все, надо ехать к Шифрину. Делать монолог к бенефису. Тяжко на улицу выходить. Там погода ненормальная, аномальная. Плюс пять, солнце и такой ветер, что волосья с бошек сдувает. А моя бедная дезориентированная собачка скинула посередке зимы весь пух. С моей же помощью. Я ей конуру излишне утеплил. Добрый такой, заботливый. Кроме всякого пенопласта и рубероида поверх ватного матрасика двойной коврик постелил и аж тройную шерстяную занавеску на входе сделал. Думал, зима суровая будет. А у собачки ножки простужены. Короче, спит там теперь целыми сутками, как медведь. Как приду, рот высунет, я в него еду складываю.

А Шифрин в шесть утра воскресенья встал и уборку в квартире сделал. У него все везде чистенько и по полочкам. Соринок на полу мало, полезных предметов на своих местах много. Приходящему тапочки, уходящему ложка для обувания. У меня по-другому. У меня в коридоре насилует беззащитную плюшевую собаку подвыпивший молока мрачный кот, в ванной висит политическая карта мира, в туалете три полки с книгами, на письменном столе вместо писем танки, под елкой вместо Снегурочки здоровенный фашистский самолет из нержавеющей стали, на балконе эмалированная кухонная раковина в сборе, а сам я в данный момент сижу на диване со вставленной в ухо зажженной длинной свечой. Последнее не столько в смысле продолжающегося праздника, сколько в целях лечения. Ухо ветром надуло. Специальная полая свеча ухо теплым воздухом согревает и быстро лечит.

А Шифрин свечи просто коллекционирует. Мы с ним очень разные.

А ветер ночью такой страшный дул, что мы с супругой друг за дружку во сне держались. Днем слабее дул, но железный забор на участке до такой степени расшатал, что из него шурупы посыпались. Стихия, мать ее...

А падчерица в далекие края в длинные каникулы отца отъехала навестить.

А мы с супругой вздохнули, потерли лапки и нацелились на выполнение нового секретного плана — "Д".


опубл.: 14 января 2005

пред. след.

в архивотправить другураспечатать

иллюстрация добавить иллюстрацию
Стоит заглянутьЕфим ШИФРИН

Юмористический еженедельник БЕСЭДЕР

Виктор ШЕНДЕРОВИЧ

Киряем! - хороший юмор

© Е.В.Шестаков, 2002-2004. Все права на произведения, опубликованные на этом сайте, принадлежат автору. Любое копирование, перепечатка, коммерческое использование материалов без письменного разрешения автора является нарушением законодательства Российской Федерации.

разработка сайта: Студия ALT